Каторжане earta.ru drawing / sketch / photo

Заключенные earta.ru рисунок/набросок/фото/ drawing / sketch / photo

Заключенные earta.ru drawing / sketch / photo

Из истории российской тюрьмы.

Повинность в виде тюремного заключения на руси было введена в законодательство при Иване Грозном в 1550 году. Первые попытки определить порядок тюремного управления предпринимались при царе Алексее Михайловиче, отце Петра I. Много сил вложила в создание цивилизованной уголовно-исполнительной системы Екатерина II, при ней было построено несколько десятков исправительных учереждений, большая часть которых используется в качестве тюрем и сейчас. При Екатерине II был подготовлен подробный, основательный и весьма прогрессивный для того времени «Проект положения о тюрьмах».

В 1802 году при Министерстве внутренних дел был создан Департамент исполнительной полиции, на который было возложено управление тюремными делами, но фактически тюрьмы оставались в ведении губернаторов и местных властей. Начало же централизации управления местами лишения свободы было положено в марте 1879 года. Созданное тогда Главное тюремное управление вначале находилось в ведении Министерства внутренних дел, а в 1895 году было передано в ведение Министерства юстиции и существовало в нем до 1922 года. Передача уголовно-исполнительной системы от одного министерства к другому происходила в ХХ веке несколько раз: в 1922 году пенитенциарные учреждения снова вернулись к МВД, в 30-м и в 53-м годах они ненадолго переходили в ведение Минюста. В сентябре 1998 года уголовно-исполнительная система в очередной раз перешла в подчинение Министерства юстиции…
* * *
23 июля 1918 года народным комиссариатом юстиции была принята временная инструкция, в которой отменялся прежний весьма гуманный “Устав содержания под стражей” 1915 года. По этой инструкции основными учреждениями для исполнения наказания в виде лишения свободы становились трудовые колонии, которые в 30-м году были преобразованы в исправительно-трудовые лагеря.

ГУЛАГ, возникший на развалинах прежней тюремной системы, не имел ничего общего с системой уголовного правосудия, которая в любом цивилизованном государстве решает ограниченные и конкретные задачи. Это — поддержание общественного порядка, обеспечение безопасности населения, защита граждан от преступных посягательств. Задачей новой карательной машины стало уничтожение отдельных социальных групп и даже целых народов, устрашение населения. Счет загубленным жизням шел на десятки миллионов.
Система лагерей была превращена в централизованный хозяйственный комплекс. Миллионы заключенных-рабов использовались ГУЛАГом для выполнения всякого рода промышленных проектов и замыслов вождя по преобразованию природы.

Нынешнему руководству главного тюремного ведомства досталось тяжелое наследие. Исправительно-трудовые учреждения и в 60-80-е годы сохраняли несвойственную пенитенциарным учреждениям функцию решения хозяйственных задач. МВД было не потребляющим, а производящим министерством, оно занимало 5-7 место среди промышленных министерств по выпуску валовой продукции. Достаточно сказать, что руками только лиц условно-осужденных и условно-освобожденных с обязательным привлечение к труду в 80-е годы выполнялось более 23% строительно-монтажных работ по всей стране.
С развалом плановой экономики и переходом к рыночным отношениям надобность в массовой дешевой рабочей силе отпала, и места лишения свободы столкнулись с жесткой системой выживания.
Теперь прежняя промышленная база уголовно-исполнительной системы не способна, как раньше, обеспечивать себя, да еще приносить прибыль казне. В то же время обеспечить выживание полуторамиллионной армии заключенных и сотрудников было бы непосильным и для государства с более благополучной экономикой…
О масштабах кризиса, охватившего уголовно-исполнительную систему России, можно судить по таким интегральным показателям, как заболеваемость туберкулезом в российских тюрьмах и колониях (она в 58 раз выше, чем на воле), а смертность от этой болезни выше в 28 раз. Активной формой туберкулеза страдают около 100 тысяч заключенных. Более 10 тысяч российских заключенных умирают ежегодно от голода, туберкулеза и других заболеваний, из них две тысячи не доживают до вынесения судебного приговора.

11 декабря 1879 года Государственным Советом России был принят Закон “Об основных положениях преобразований тюремной системы”. Чтобы оценить этот документ по достоинству, мы должны напомнить, что рекомендация помещать заключенного в отдельную камеру (хотя бы на ночь) впервые появилась в Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными. Они были приняты ООН в 1955 году. В России же — не рекомендация, а Закон от 11 декабря 1879 года, предусматривал: каждому заключенному — отдельная камера. И не на ночь, а — на круглые сутки. Таким образом, еще за 80 лет до принятия Минимальных стандартных правил Россия одной из первых стран в мире сделала шаг к цивилизованной пенитенциарной системе. В конце XIX века при тюрьмах были созданы современные по тем временам производственные мастерские, образованы библиотеки с обширным книжным фондом. Осуществлялось обучение грамоте. Развивалась также и пенитенциарная наука. Регулярно выходил в то время “Тюремный вестник” и другие издания.

К 1895 году в соответствии с Законом от 11 декабря в России было построено 59 новых тюрем, семь из них были рассчитаны на содержание заключенных в одноместной камере. К 1917 году две трети российских заключенных получили по отдельной и вполне комфортабельной камере, площадью не менее 8 квадратных метров.
Но тут случились известные события, в результате которых все царские гуманности были отменены…
В 1892 году в Санкт-Петербурге в рамках программы “каждому заключенному — по отдельной камере” была построена тюрьма, получившая название “Кресты”. По тем временам это была довольно комфортабельная тюрьма. Она вполне отвечала бы и нынешним европейским стандартам, если бы не выбросили из прежних одиночных камер койки и приличную мебель. Вместо царских излишеств — шесть шконок-кроватей по стенкам да грязный туалет — дырка в полу. “Кормят заключенных в камерах, — пишут эксперты Совета Европы в своем отчете, — в камерах же они испражняются…”
Надо сказать, что западные эксперты в “Кресты” ходят, как в кунсткамеру: образец для подражания превращен в позор нашей страны. Посетители хоть и видят, поверить сами себе не могут: как на 10-ти квадратных метрах могут не просто разместиться, а месяцами-годами выживать по 15-20 человек!

Авторы Закона от 11 декабря 1879 года вряд ли могли предвидеть его дальнейшие последствия. Тюрьмы, построенные в рамках программы “каждому заключенному — по отдельной камере”, сейчас превратились в земной ад. Нынешние заключенные мечтают попасть в Екатерининский или Псковский централ: камеры в них огромные, многоместные, с высокими сводчатыми потолками. При той же площади, приходящейся сейчас на одного заключенного (от половины до одного квадратного метра), дышится в них все же несравнимо легче, чем в бывших одноместных камерах “Крестов” или гордости тюремных реформаторов начала ХХ века – Новочеркасской тюрьме, построенной в 1914 году, здесь в прежних одноместных камерах содержится теперь по 10-15 арестантов.

Тюремная реформа в России 19-го века стала возможной прежде всего потому, что наша страна занимала одно из последних мест в Европе по относительному количеству заключенных. Всего 60 человек на сто тысяч населения. Сейчас этот показатель превышен в 12 раз – около 700 человек на сто тысяч населения. Причем в конце XIX — начале XX века Россия занимала одно из первых мест в Европе по уровню преступности.
Основная причина нынешних трудностей — огромное тюремное население, которое не под силу содержать нашему государству в ситуации финансового и экономического кризиса.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.